Мы – Россия и Сербия – вместе участвуем в проекте «Южный поток», какого не было в Европе уже много лет. Сейчас действуем, так сказать, в одной футбольной команде. А когда кто-то в нашей команде начинает бегать по полю и забивать мячи в наши ворота, возникает вопрос: кто этот игрок, который бьет по своим? И за кого он играет?

Хотя отношения России и Сербии традиционно характеризуются как замечательные и дружественные, несмотря на то, что один из друзей – Сербия – часто вел себя не совсем искренне, на прошлой неделе первый раз было сказано и публично о наличии проблем в отношениях. От «Нефтяной индустрии Сербии» (НИС) до «Южного потока» получается, что в Сербии ставятся препятствия укреплению сербско-российского сотрудничества, от которого при этом наша страна получает огромную выгоду. В то время как потенциальная выгода намного больше.

О преодолении этих проблем и углублении сотрудничества между двумя странами с нашими чиновниками на следующей неделе в Белграде будет разговаривать Серей Шойгу, министр обороны России и один из важнейших сотрудников Президента Владимира Путина.

В связи с вышесказанным, желая выяснить – рассердилась ли Россия на Сербию и будут ли преодолены возникшие проблемы, разговариваем с Александром Чепуриным, Послом России в Сербии.

Каковы причины визита Министра Шойгу в Сербию? Какие сигналы он передаст властям Сербии?

Министра Шойгу хорошо знают в Сербии. В нелегкие дни он в качестве Министра по чрезвычайным ситуациям играл активную роль в помощи населению Сербии. Он заложил основы Российско-сербского гуманитарного центра (РСГЦ) в Нише. Под РСГЦ Россия недавно выделила Сербии 65 млн. долл. В тяжелые времена природных катаклизмов это принесет много пользы простым сербам . Сербия для Сергея Шойгу не просто иностранное государство, у него здесь много знакомых и друзей. Все это придает визиту дополнительные краски. Думаю, что ему будет приятно получить из рук Президента Сербии высокую награду. Церемония предусмотрена в ходе визита.

Сейчас Шойгу приезжает в Сербию в качестве Министра обороны Российской Федерации. Визит пройдет 12-13 ноября. Министр Шойгу сейчас – одно из высших должностных лиц Российской Федерации.

Сотрудничество между военными министерствами России и Сербии развивается, и в последнее время к нему проявляется больше интереса. В этом году Россию посетил Министр обороны и начальник Генерального штаба Сербии, был парафирован проект соглашения о военном сотрудничестве, а во время этого визита планируется и подписание этого очень важного соглашения. Также еще три документа сейчас проходят процедуру согласования, и они, вероятнее всего, будут подписаны во время следующего визита на высоком уровне. Это соглашение о военно-техническом сотрудничестве, соглашение о защите интеллектуальной собственности в ходе военно-технического сотрудничества, а также соглашение о защите данных, представляющих государственную тайну. Военно-техническое сотрудничество может осуществляться, только если существуют соглашения, которые регулируют отношения в столь деликатных сферах, как оборона, вооружение и военное сотрудничество.

Будут рассмотрены и все ключевые темы, которые интересуют обе стороны, такие, как обучение военных кадров, военная медицина, различные совместные проекты в области военного производства. Вы знаете, что до этого года сотрудничество подобного рода практически не велось. Однако весьма важно установить взаимодействие такого рода, в особенности между армиями двух стран.

Также будут рассмотрены вопросы бесплатного обучения сербских офицеров в наших военных вузах в России, а также российских офицеров в Военной академии в Сербии.

Если я правильно понимаю, после подписания этих соглашений военное сотрудничество Сербии и России могло бы приблизиться к уровню военного сотрудничества между Сербией и НАТО.

Сербия имеет длительную традицию нейтралитета, на что влиял целый ряд объективных обстоятельств. Югославия многие десятилетия была лидером Движения неприсоединения. Ее авторитет в мире был велик. И совершенно объективно то, что российское направление сербской военной политики должно «жить». В противном случае Сербия будет лететь с одним крылом, что намного тяжелее.

Кроме того, в последнее время весьма активно рассматривались вопросы закупки оборудования для нужд военно-воздушных сил Сербии, систем противовоздушной обороны, вооружения и военной техники. Состоялся целый ряд военных визитов с одной и с другой стороны. Велись переговоры о возможности предоставления кредитов. Прежде всего, речь шла о самолетах СУ-29М, о противовоздушной обороне и о модернизации штурмовиков «СуперГалеб» которые используются в Сербии… Конечно, многое будет зависеть и от финансового и экономического состояния Сербии, от ее возможностей. Россия открыта для разговора, учета жизненных интересов Сербии.

Хотя визит Министра Шойгу будет посвящен военным вопросам, будут ли рассмотрены и другие экономические и политические темы?

Министр Шойгу у нас является одним из ведущих политиков, и поэтому нет ничего удивительного в том, что сфера его компетенции и ответственности намного шире, чем исключительно военное сотрудничество. Поэтому я считаю, что в ходе его контактов с руководством Сербии будут затронуты и другие вопросы двусторонних отношений.

Возможно, я сейчас не смогу перечислить все эти вопросы. Но поскольку мы с Вами продолжим разговор, полагаю, что мы их, так или иначе, затронем.

Два наиболее актуальных вопроса – это «НИС» и начало строительства сербского участка газопровода «Южный поток». За последние два дня мы получили официальное признание того, что существуют проблемы с сербской стороны. Начнем с «НИС»-а; сам Президент Сербии признал, что в Сербии есть люди, которым мешает укрепление российско-сербского сотрудничества, в особенности озвученное спорное решение Правительства Сербии, которое угрожает работе «НИС». Как Вы можете это прокомментировать?

Считаю, что мы все являемся свидетелями того, что происходит и в СМИ, и в деловой среде. И мы видим, что хватает и бюрократии, но есть и люди, которые работают на воспрепятствовании дальнейшего развития отношений с Россией. Есть одна русская пословица: «На воре и шапка горит». И когда мы наблюдаем, как кто-то быстро на что-то реагирует, даже если на первый взгляд это его напрямую не касается… Понимаете, никогда у российского бизнеса здесь не было привилегированного положения; обычно России предлагались те проекты, в которых никто другой не был заинтересован. Однако необходимо иметь в виду тот факт, что крупные российские компании имеют выбор, могут вести бизнес и в других странах и для них вопрос выбора не ограничивается только Сербией, несмотря на то, что речь идет о дружественной стране.

Поэтому к этому вопросу необходимо подходить без дискриминации. Поскольку, когда возникает дискриминация, очень сложно рассчитывать на приток необходимых инвестиций. Россия, к примеру, имеет ведущие позиции в целом ряде отраслей промышленности, среди прочего и в энергетике. Скажу Вам откровенно, что сейчас она является основой экономики, что подразумевает и высокие технологии и доходность, а также подъем уровня жизни, наполнение бюджета, укрепление позиций Сербии в регионе и в мире.

Ведь сербские власти попросили «Газпром нефть» купить «НИС»?

Да, сербские власти. И я считаю, что «Газпром нефть» купила «НИС» только потому, что его об этом попросили сербские власти, чтобы помочь вывести эту компанию из кризиса и того тупика, в котором она находилась. А хорошо известно, что до покупки «НИС» имел почти миллиард долларов долга и падение производства по всем показателям в течение нескольких лет подряд.

Несомненно, что пять лет назад никто не мог подумать, что эта компания будут наполнять бюджет Сербии на 12%, принося почти миллиард евро в год. За прошедший период были вложены инвестиции, модернизировано производство, построены нефтеперерабатывающие заводы… И сегодня компания может работать.

И сама Сербия может быть не только энергозависимой территорией, которая от соседних стран получает электроэнергию, топливо. Она сможет стать страной, которая сама будет продавать эти энергетические ресурсы. И при этом ресурсы высокого качества. В сущности Сербия может стать энергетическим центром Балкан, может заработать на этом. И мы можем зарабатывать вместе, если будут умные, заинтересованные в успехе партнеры.

Да, однако, имея в виду все показатели и перспективы, мы являемся одновременно свидетелями систематической кампании в СМИ против российского присутствия в сербском энергетическом секторе, кульминацией которой в настоящий момент является упомянутое решение правительства от 9 августа. Как бы Вы это прокомментировали? Поскольку рациональных причин, во всяком случае, исходя из того, что Вы упомянули, для этого нет.

Мы, славяне, часто иррациональны… Однако, с другой стороны, мы склонны заканчивать уже начатое дело, даже когда это требует больших усилий и жертв. Мы должны пользоваться этими достоинствами, а недостатки нивелировать.

Так, когда речь идет о «НИС», сложно сказать, почему. Знаете, когда что-то в очень плохом состоянии, тогда к этому нет никакого интереса, поскольку все думают, что это отомрет и исчезнет сегодня-завтра. А когда начинается успешная работа, сейчас же появляются те, кто хочет воспользоваться ее плодами. Однако это общая проблема для бизнеса. Ведение бизнеса необходимо сделать логичным и рациональным, т.к. бюрократы могут погубить любую успешную комапнию.

Думаю, что сербский Президент высказался абсолютно правильно, когда говорил о том, что Сербия заинтересована в развитии отношений с Россией и что это т.н. «восточное плечо» или «восточное крыло» сербской политики остается весьма важным для Сербии. И мы будем совместно работать цивилизованными методами.

Однако когда сегодня я увидел некоторые комментарии в газетах, например, утверждение о том, что решение Правительства от 9 августа было согласовано с «НИС»… Сразу после публикации его опровергло руководство «НИС». Моя бабушка – а она всю жизнь работала сельской учительницей – говорила: «Все прощу, но врать – некрасиво». Я считаю, что это плохая привычка.

Такое поведение невозможно ни в России, ни во Франции, ни в Германии. Когда политика чиновника идет вразрез с политикой президента страны, председателя правительства и первого вице-премьера, которые со своей стороны стремятся к развитию и углублению отношений с Россией, о чем они постоянно и говорят. Видимо, это хотел подчеркнуть Президент Николич в Москве: Сербия заинтересована во взаимовыгодном и уважительном развитии сотрудничества с Россией.

Значит, Вы считаете, что проблема в бюрократии?

Считаю, если бы в ближайших пять лет были созданы условия для прихода еще пяти-шести российских и нероссийских компаний, которые могли бы развиваться и наполнять бюджет Сербии, тогда бы вообще не было бы проблем для сербской экономики и для сербских бюджетников, военных, пенсионеров, учителей, врачей…

А сейчас существует проект «Южный поток» и ряд других проектов, и все они сталкиваются с проблемами. Российским фирмам не нужны особые условия, это не фирмы-однодневки. Нужны нормальные партнеры, которые бы любили Сербию и хотели бы эффективно работать в интересах ее подъема, на взаимовыгодной основе. О готовности Сербии к этому, как я понял, и говорил Президент Николич.

Можно ли говорить об обструкции в связи с реализацией “Южного потока”?

Возникают вопросы и по «Южному потоку». Этот проект намного больше, чем проект «НИС». Мы – Россия и Сербия – вместе участвуем в проекте, какого в Европе не было много лет. Сейчас мы работаем, так сказать, как одна футбольная команда. Однако существуют и другие команды. А когда кто-то в нашей команде начинает бегать по полю и забивать мячи в наши ворота, тогда возникает вопрос, кто этот игрок, который бьет в собственные ворота? За кого он играет?

Я не буду сейчас говорить о том, что принесет Сербии «Южный поток». Это очень хорошо известно. Это один из тех проектов, о которых с самого начала было понятно, что они прежде всего выгодны Сербии. Однако к реализации этих проектов необходимо подходить с умом. Речь не идет о том, что кто-то пытается хитростью принести себе выгоду. Необходимо, чтобы люди были профессионалами. Чтобы они работали на благо Сербии, на благо сербского народа, иначе ничего нельзя будет реализовать.

Россия искала своих партнеров в дружественных странах. И Болгария наш друг, и Сербия, с Венгрией и Словенией у нас тоже хорошие отношения. И Италия является одним из наших самых близких друзей.

Поэтому сейчас необходимо все проекты реализовывать вместе, и тогда придет и благосостояние, особенно принимая во внимание тот факт, что «Газпром» покроет все расходы.

Однако существуют и другие проекты. Их будут реализовывать другие страны, которые находятся южнее от Сербии и которые получат выгоду, а Сербия останется в проигрыше. И Россия вместе с Сербией.

Поэтому мы высоко ценим заявление, сделанное Президентом Николичем в Москве о том, что этот проект будет с сербской стороны осуществляться квалифицированно, в дружественном ключе, принимая во внимание необходимость его реализации. Если работа будет вестись таким образом, то никаких проблем не будет.

Если я правильно понял, существует возможность, что весь проект «Южного потока» в Сербии может не реализоваться из-за того, что сербские власти сделали или не сделали вопреки договоренностям.

Нет, я говорю о таком контексте. Вы, конечно, слышали заявления президентов Николича и Путина в Москве, в которых было сказано, что проблемы, которые существуют, необходимо решать в духе дружественных отношений. А это означает две вещи. С одной стороны, признается, что проблемы существуют, а с другой стороны, что они должны быть решены.

А зависит ли от Сербии их решение?

Давайте посмотрим. Сейчас ноябрь. А мы еще в прошлом году договаривались, что к декабрю все процедуры будут согласованы. Это были технические проблемы; и их необходимо своевременно решать, там нет вопросов по существу. Те люди, которые занимаются этими вопросами здесь, должны делать свою работу вовремя. Работать профессионально.

Надеюсь, что господин Алексей Миллер приедет в ближайшее время, когда эти вопросы будут решены. С Болгарией мы договорились обо всем, работы над болгарским участком уже начались. И в Сербии также нужно начинать. Думаю, так оно и будет.

Однако сейчас я наблюдаю реакцию некоторых людей в СМИ. Вижу, что это не реакция тех людей, которые заинтересованы в начале реализации этого проекта. Это реакция людей, которые сделали бы все для того, чтобы этот проект провалился. И мы знаем, в чьих интересах они это делают. И это не в интересах ни России, ни Сербии.

Перед Сербией стоят два ключевых вызова: привлечение инвестиций и поиск рынков сбыта. Тогда бы экономика начала расти, люди бы начали жить лучше, и можно было бы решать и другие проблемы. Точно также было и в России в 2000 г., с этого начался ее рост. И по первому и второму пункту Россия имеет существенное значение для Сербии.

У меня складывается впечатление, что Сербия не использует в достаточной мере эту возможность? Причем себе во вред.

Думаю, именно об этом и говорил господин Николич. Необходимо лучше использовать возможности, которые имеем. Значит, нужны люди, которые бы понимали, в чем интерес Сербии, грамотные профессионалы, эксперты, которые готовы к партнерству, и которые быстро могут реализовать эти потенциалы.

Вы неоднократно упомянули официальный визит Президента Николича в Москву. От того, что он ожидал встречи с Президентом Путиным больше полутора часов, от сказанного, сложилось впечатление, что он был не совсем хорошо принят. Россия рассержена на сербское руководство?

Между г-ном Путиным и г-ном Николичем установились очень хорошие личные отношения. Я не знаю, сколько он ждал по времени, поскольку меня там не было, и это потому, что сам визит не имел официального характера.

Официальные визиты готовятся за полгода вперед и детально планируются. Это была частная деловая поездка. Президентом это было решено за несколько дней: с учетом важности для экономики Сербии – открыть Инвестиционный форум сербских компаний в Москве. Это, Вы знаете, очень важно для успеха форумов такого рода. Это практикуется. Господин Николич принял решение, о котором меня только уведомил. Что через три дня в качестве рабочей поездки он отправится на открытие Инвестиционного форума в Москве. В пятницу из Администрации поступила просьба о встрече с Президентом России. Оставалось два рабочих дня.

А Путин в своем рабочем графике нашел время и принял Президента Сербии. Сам тот факт, что он его принял, является свидетельством личной симпатии и дружественного отношения к сербскому народу. И разговор был полезный и сердечный.

 То есть в этом не было какого-то скрытого смысла?

Попробуйте неофициально поехать в одну из стран, с которыми Сербия собирается объединяться, в частную поездку. А потом запроситесь там на прием к Президенту… В США, Германии, например. Так что весь смысл был понят с точностью до наоборот.

 Все же из-за всего того, что происходит с «НИС»-ом и «Южным потоком», должен Вас спросить, ожидала ли России большего от новых властей Сербии?

В целом ряде отраслей промышленности Россия имеет преимущества и возможности для инвестиций. России при этом не нужны никакие льготы. Мы только говорим о том, чтобы Россию не дискриминировали.

Мы не говорим о том, что к власти пришли некоторые силы, которые дружественно относятся к России, и что мы хотим для себя каких-то особых условий. Мы не говорим об этом. Мы говорим о том, что существует несколько отраслей промышленности, в которых Россия и Сербия могли бы сотрудничать. Сейчас необходимо хотя бы начать решать вопросы с «Южным потоком», РЖД (реконструкция железных дорог), Лукойлом.

 Давайте перейдем к политическим вопросам. В среду вы сказали то, чего давно не было слышно от официальных лиц Сербии – о том, что Косово и Метохия являются составной частью Сербии. Как Вы объясните этот факт?

Считаю, что в этом нет никаких сомнений. В России всегда ясно говорили о том, что Косово и Метохия – это Сербия. И это так в соответствии со всем международным законодательством.

Россия заняла такую позицию, в соответствии с которой следует тому подходу, который вырабатывается и планируется в самой Сербии. Существует выражение «Само слога Србина спасава»: тут необходимо договариваться и иметь общую позицию по данной проблеме. А Россия готова поддержать эту общую позицию.

По этому вопросу было несколько различных подходов. Одна вещь, которая все еще позволяет Сербии попытаться найти решение – это факт непризнания Косово как государства. И несмотря на то, кто что говорит, Россия старается удерживать ситуацию в состоянии статус-кво.

При этом Россия старается со всеми поддерживать дружеские отношения. У нас, конечно, есть и свои интересы, и в этом смысле мы хотим как можно меньше проблем. Однако, несмотря на это, Россия каждый раз в ООН, в Совете Безопасности голосует не так, как остальные. Россия всегда голосовала так, как было необходимо Сербии. И фактически кто еще? Еще только Китай. Мы делаем это, несмотря на реакцию остальных. И все, кто называют себя друзьями Сербии, должны были бы голосовать так же. Мы говорим, что Россия друг Сербии, и что Косово и Метохия – это Сербия. Так пусть тогда остальные Ваши друзья так скажут, пусть скажут, что Косово – это Сербия. А если они так не говорят, тогда какие же они друзья?

Мы делаем все возможное в существующих обстоятельствах. Сам Белград нас попросил не участвовать в переговорах с Косово в качестве посредника. Рассчитывал на то, что Европейский союз поможет в сохранении территориальной целостности Сербии. Надеюсь, так оно и будет. И мы реагируем таким образом, какой Сербия считает для себя наилучшим.

 В воскресенье прошли муниципальные выборы в соответствии с конституцией и законодательством независимого Косово. Каково будет к этому отношение России?

Еще одно обстоятельство должно быть ясно и касается оно сербов, которые живут в Косово. По этому вопросу мы всегда ясно выражали свое мнение, так как сербы жили там и должны продолжать там жить. И чтобы они продолжали там жить, – не должно быть угроз их безопасности. До тех пор, пока существует такая угроза, силы ООН, которые там размещены, должны находиться там и далее. Мы говорим, что мы друзья Сербии, и мы выступаем за то, чтобы силы ООН , которые обеспечивают безопасность живущих там сербов, оставались там. Попросите других Ваших друзей, пусть и они выступят за то, чтобы силы ООН, обеспечивающие безопасность сербов в Косово, остались там. А если они скажут, что это не нужно, что необходимо убрать силы ООН из края, даже если это создаст угрозу сербам, опять возникает тот же вопрос: какие же тогда это друзья?

Во всяком случае, мы выступаем против насильственного решения проблем. Они должны решаться дипломатическими средствами. Намного легче они решаются, когда страна чувствует себя сильной, когда она идет по пути экономического возрождения и когда есть поддержка друзей. В любом другом случае, проблему решить очень сложно.

Необходимо также обеспечить безопасность сербских монастырей в Косово. Россия пожертвовала несколько миллионов долларов на восстановление монастырей. Кто еще из Ваших друзей сделал нечто подобное для сохранения сербских святынь в Косово? Если они ничего не сделали, какие же они тогда друзья?

Здесь возникает целый ряд различных вопросов, а мы работаем в рамках возможного.

 Еще один вопрос, связанный с Косово. Существует ли сценарий, по которому бы Россия в Совете Безопасности разрешила вступление Косово в ООН?

До тех пор, пока позиция Сербии неизменна, мы не изменим и нашу позицию. Мы с точностью выполняем все договоренности, которые у нас есть с Сербией и будем блокировать любую попытку Косово стать членом ООН. Однако если сама Сербия и Белград скажут: признайте, тогда это будет другой вопрос.

С Косово неразрывно связан путь Сербии в ЕС. Может ли он оказаться угрозой для отношений Сербии и России? Мог ли бы он поставить их под вопрос?

Что касается ЕС, Россия всегда занимала ясную позицию, и здесь нет никаких проблем. Сербия начала двигаться к ЕС не год назад, уже почти 10-15 лет ЕС является основой сербского внешнеполитического курса. Так что уже свыше десяти лет все силы и усилия Сербии направлены на присоединение к ЕС. Думаю, что этот процесс продлиться еще долго.

Мы с уважением относимся к такой позиции сербского руководства. Ведь Сербия – это независимое государство, и она сама определяет свою внешнюю политику. И она сама выбирает, в какие организации или региональные структуры хочет вступать. Это одна сторона медали.

А другая сторона медали для нас очень важна, чтобы эти интеграционные процессы не нанесли ущерба нашим двусторонним отношениям. Так как мы с Сербией имеем широкий спектр связей, от культуры и духовности до экономики. И мы надеемся, что в процессе интеграции не будут поставлены условия, которые бы нанесли ущерб таким нашим отношениям.

Конечно, европейские чиновники и сербское руководство говорят, что такого ущерба не будет. И мы на то и надеемся. Но некоторые вещи, конечно, усложнятся. Может быть даже и существенно.

Открыто скажем: центры развития сейчас находится на Востоке. Это Азиатско-тихоокеанский регион. И рынки находятся там, а российский рынок – это значительный рынок. Не только для сельскохозяйственной продукции.

Сербские сельскохозяйственные продукты поступают в Россию беспошлинно. Сербский крестьянин и российский крестьянин продают свой товар в России на одинаковых условиях. Уже сейчас в Россию вывозятся значительные количества сельскохозяйственной продукции из Сербии. При наличии умного подхода к организации процесса, эти объемы моли бы быть и значительно больше. А здоровая деревня – основа любого государства.

И именно здесь ставится вопрос. Что будет, когда Сербия войдет в ЕС? Но думаю, что это совершенно ясно и не нужно особо объяснять.

Здесь также и вопрос виз. Сейчас у нас безвизовый режим, который является одним из оснований для расширения туристического обмена. Без сомнений присоединение Сербии к ЕС поставит под угрозу и это.

Некоторые страны инвестируют в фабрики в Сербии только потому, что могут вывозить полученные продукты в Россию беспошлинно; на российском телевидении Вы можете увидеть рекламу «Горенье», а их экспорт осуществляется через Сербию, поскольку для товаров из ЕС существуют другие условия. Так что и это еще один вопрос, который будет поставлен.

Сейчас я перечислил лишь несколько примеров, а их намного больше. И все они идут в минус.

А видим и такие страны, как Румыния и Болгария. Они уже несколько лет являются членами ЕС, но ситуация с занятостью не сказать, чтобы хороша. И Португалия уже двадцать лет в ЕС, но ситуация ненамного лучше, чем в Сербии. Это красивая страна, на море, но 26% безработицы… И в Испании та же история, и в половине Италии… Хорватия вступила в ЕС совсем недавно. Платит на содержание огромного аппарата ЕС больше, чем получает из Брюсселя. А что существенно для экономики? Все надежды на сбыт сигарет в неесовскую Сербию.

Весь процесс присоединения к ЕС, таким образом, будет иметь и свои плюсы и свои минусы. Если и минусов будет больше – так не пойдет.

На мой взгляд, вопрос не в быстроте вступления Сербии, чем так любят козырять (не десять, а восемь, шесть лет, к 2020 году), а об условиях, на которых она вступит, в защите своей экономики, своих интересов. Спешка, как говорят в России, хороша только при ловле блох. Не это улучшит жизнь сербов.

Как бы только лишь сближение Сербии с НАТО могло бы отразиться на сербско-российских отношениях?

Мы исходим из того, что НАТО является рудиментом, атавизмом эпохи Холодной войны между США и СССР. Сейчас есть попытки выбрать в качестве новой цели Россию, а Россия активно предлагает заключить юридически обязывающий Договор о европейской безопасности, который бы подразумевал неделимость безопасности, отказ от укрепления собственной безопасности за счет других, преодоление блоковых подходов. Если они утверждают, что сами выступают за это, почему бы не подписать такое соглашение?

Сербия много лет была нейтральным государством. ради какой цели нужно было бы менять такую позицию? Может быть из чувства благодарности за бомбардировки 1999 года? Или потому что испугалась? В остальном, решило ли бы членство Сербии в НАТО проблемы на Балканах? Одинаково ли в НАТО и Сербии смотрят на эти проблемы? Этот вопрос, конечно, абсолютно риторический.

Поддержка присоединения Сербии к НАТО непонятна, но дураков хватает везде. Видел сам несколько таких людей – даже их вид пугает. Я думаю, что общественное мнение не пойдет по этому пути в ближайшие 100 лет, но попытки вовлечь Сербию в это все равно существуют. Те, кто дают деньги, находят тех, кто за деньги работает. А здесь некоторые люди готовы работать и против интересов Сербии.

 Евразийская интеграция

Если говорить, что ЕС не имеет альтернативы, то тогда теряете всю выгодность позиции в переговорах. Так всегда в дипломатии.

Посмотрите на две богатейшие страны в Европе, Швейцарию и Норвегию. Они не являются членами ЕС, но не пропали. То есть это разные вещи, благополучие и членство в ЕС. При этом нет никакой гарантии, что мясо, молоко и сливы из Сербии потекут в ЕС, когда Сербия станет ее членом. У болгар не получилось. И у греков.

Суть в том, что альтернатива существует. Так как если ЕС не имеет альтернативы, вам будут постоянно ставиться новые условия. И в конце процесса – экономика Сербии разрушена, народ бедствует, культура в упадке, кириллица упразднена, отношения с братскими народами испорчены. Одно радует – ежедневно можно проводить «парады», говорить молодым людям и детям, что это круто, что это так по-европейски – рушить семью, уничтожать корни сербов, день и ночь употреблять ГМО-продукты. И все будут довольны…

Альтернатива?

В последнее десятилетие речь шла о Содружестве независимых государств, теперь же все больше говорится о Евразийском экономическом союзе (кстати говоря, Европейский союз – это тоже союз, но по некоторым причинам в Сербии для него употребляется «исконно славянское» слово – уния), который в настоящее время включает три страны: Россию, Белоруссию и Казахстан.

Он будет сформирован и начнет жизнь в январе 2015 года. В сотрудничестве с ним заинтересованы многие страны, например Израиль, Индия, даже и Турция.

Но до вступления в Европейский союз и после вступления в интересах Сербии и сербской экономики следовало бы найти модели сотрудничества с Евразийским экономическим союзом.

Этот союз в Сербии еще слабо представлен, хотя мог бы быть весьма полезен для всей страны.

9 ноября в «Сава-центре» состоится общественно-политическая конференция посвященная этим интеграционным процессам. А 25 ноября мы договорились с Группой дружбы с Россией Народной Скупщины Сербии (кстати самой многочисленной в Скупщине – 62 депутата) о том, что приедут представители Евразийской экономической комиссии, депутаты российской Государственной Думы и эксперты–политологи, которые представят сербским депутатам различные модальности интеграции в Евразийский союз. И думаю, что это будет очень полезно для сербов, так как жизнь не заканчивается на переговорах с Евросоюзом. И не начинается со вступления в Европейский союз. Фетишизм здесь неуместен.

 Посольство РФ в Республике Сербии

Никола ВРЗИЧ